Мюнхен–Берлин. Кореянка с спутником

Катарина Венцль

Юль – маленькая, худенькая, в прилегающих цветастых штанах и розовых кедах. Длинные крепкие черные волосы, по-детски открытое выражение лица. Она вяло пожимает мою руку, как и спутник ее, бледный, без подбородка, в крупных квадратных пластмассовых очках.

На выезде из города движение плотное, мы медленно ползем. На встречной полосе автобана многокилометровые пробки – начало каникул, люди устремляются на юг, в Австрию, Италию. На север, в Берлин, должно было быть меньше машин, но в течение часа снова и снова застреваем. За Нюрнбергом дорога свободнее.

Я: Вы учитесь в Германии?
Юль, по-английски: Да. Недавно.
— На кого?
— На магистра экологического инжиниринга – выработка энергии.
— Немецкий изучаете?
— Буду посещать курсы немецкого языка в университете. Пока приходится общаться по-английски.
— А сами предметы преподают на немецком?
— На английском. Хотя большая часть студентов — немцы.
— А сколько вас?
— Человек тридцать.
— Интернационализация…
— Самое смешное то, что вне занятий немецкие студенты с профессорами говорят по-немецки.
— А с вами?
— И со мной тоже. Помогают – подсказывают, поправляют.
— Какие у вас планы на будущее?
— Буду искать работу.
— В какой области хотите работать?
— Не определилась еще. Буду рассылать свое резюме со второго курса обучения.
— А вы? – обращаюсь к спутнику Юль.
— Студент информатики. На один семестр приехал из Португалии, в ТУМ (прим.: Мюнхенский технический университет). Через неделю уеду обратно домой. Напоследок решил посетить Берлин.
— Где остановитесь?
Юль: В хостеле.
— В центре?
Юль, спохватившись: Забыла! Не записала…

— Где вы получили бакалавра?
— В Нью-Йорке.
— Вы из Нью-Йорка?
— Да, условно. Нью-Йорк – большой город, моя семья живет на периферии, сама я во время учебы снимала комнату ближе к университету, в общежитии.
— Как вам учеба в Германии по сравнению с Америкой?
— В Америке профессора уделяют отдельным студентам больше внимания, контакт теснее. И учебная программа построена по-другому – что когда учат и как. Знания в результате примерно те же, на учебу в Германии мне их хватает.
Я – спутнику Юль: Почему в ТУМ?
— Прославленный потому что. И за границу хотелось.
— А вам, Юль, зачем учеба в Германии?
— Как зачем? Когда еще будет возможность провести длительное время в Германии? Да и для работы пригодится. Языки хорошо знать.
— На немецком читаете?
— Я люблю читать, но читаю редко, занимаюсь спортом.

— Стипендия у вас есть?
— В Америке накопила на учебу в Германии. Денег мало — ай эм тайт он зе баджет.
— Бюджет ограничен?
— Да. Но я приятно удивлена, что продукты питания в Германии относительно недорогие. Кстати… – Юль из рюкзака вынимает пластмассовую коробочку с ломтиками фруктов, целлофановый пакетик с овощами. Открывает пакет и коробку, берется грызть морковку. – …зато жилье в Мюнхене дорогое.
— Арендуете квартиру?
— Комнату, в студенческой коммуналке на Роткройцплац. Двое соседей.
— Соседи… сносные?
— Спокойные.
— Дружите?
— Рано судить, только поселилась. Они весь день на работе. Очень сложно было найти доступное жилье.
— Как нашли?
— Через интернет-сайт.
Жуя, Юль смотрит в окно. Увидев опоры с проволокой для выращивания хмеля:
— Что это?
— Шпалеры для хмеля.
— Хмель?
Я объясняю, как могу. – Баварское пиво пробовали?
— Да!
— Понравилось?
— Да!
— Темное? Светлое? Пшеничное?
— Темное.
— А еду?
— Да. В воскресенье.
— Что ели?
— Белые сосиски (прим.: баварские сосиски из телятины, которые по традиции едят в первой половине дня).
— До двенадцати пополудни?
— Да.
— Вам показали, каким способом их едят? (прим.: телячий фарш полагается высасывать из кишки).
Юль хихикает: Да… Еда с утра тяжеловатая. Спать захотелось.
— Как раз – в церкви можно было отсыпаться. Хотя… наши предки утречком сперва отправлялись в церковь, сосисками наедались после службы.
— Что здесь сеят? – Юль кивает на поля у трассы.
— Wet.
— What?
— Weten?
— Weten?
Я, по-немецки: Weizen.
— Wheat!
— Ah! – смеясь, я повторяю: Wheat, wheat, wheat.
Cмеется и Юль.

— Как вы питаетесь в Нью-Йорке?
— Моя семья? Мать готовит корейскую пищу. На дни рождения – любимое блюдо именинника, на дни смерти бабушек и дедушек – праздничный ужин.
— Вы чтите традиции?
— Да. Стол передвигаем к двери комнаты. На место около двери ставим посуду с прибором для умершего.
— А дальше?
— Усаживаемся на пол вокруг стола, кланяемся месту умершего, оказывая ему почет.
— Его тарелка остается пустой?
— Нет, мы кладем на нее порцию.
— А потом? Выкидываете ее?
Юль, расхохотавшись: Съедаем!
— На эти ужины кого-нибудь зовете в гости?
— Не всегда. Но можем, да. Кроме того, мы делимся с соседями. Еды на такие праздники горы, мы доедаем ее два-три дня.
— То есть, ваша семья из Кореи.
— Да.
— Родители ради работы в Америку приехали?
— Да. Первой перебралась туда тетя, нанялась медсестрой.
— После войны?
— Да. Корейцы сотнями, тысячами переселились в Америку. За тетей потянулись дед с бабушкой по отцу. Ну и мои родители.
— Они живут в корейском районе?
— Нет. В рядовом унылом американском пригороде. Я и в школе общалась в основном с американцами. В университете у меня были подруги-кореянки, но я эти связи уже особо не поддерживаю. Одна из этих подруг уехала жить в Корею. В Мюнхене я стала более целенаправленно устанавливать контакт с корейцами, приятельствую с корейскими студентами.
Слушая Юль, я вспоминаю приятеля молодости моей матери. Джон служил солдатом на войне в Корее, затем учился медицине, вернулся в Корею работать врачом. В Корее и познакомился с женой. У них было двое детей.
Юль: Моя сестра в прошлом году вышла замуж за корейца из Америки.
— Для родителей происхождение зятя имеет значение?
— Нет, они либеральны. Но, конечно, оно упрощает взаимопонимание – мы говорим на одном языке.
— На корейском?
— Да. В семье.
— А в Корее вы были?
— Да. У нас там живут родственники.
— Вы хотели бы жить в Корее?
— Страна крайне бедная. Но если будет подходящая работа, вполне можно будет пожить.
— Северную Корею посетили?
— Нет. В Северную Корею пускают только в составе туристической группы, с гидом. Эти туры дорогущие. Мне было бы любопытно, но я позволить себе такой поездки не могу. Да и принудительный обмен денег…
— То же самое в свое время было в ГДР. Много ли корейцев проживает за рубежом?
— Много молодых. В Германии, например, учатся музыке, в Высшей школе музыки.

Ѻ

…Странно, что в Германии зимой не было снега. Я так его ждала – зато в Нью-Йорке его было навалом – город весь замело.
— Вы скучаете по Америке?
— Нет. I do not miss America.
— Возможно, потому что не так давно уехали. В Германиии пока все новое для вас, интересное, вы не успели соскучиться.
…Заметили ли вы какие-нибудь недостатки в Германии по сравнению с Америкой?
— Дороги в Германии не слишком хорошие, в Нью-Йорке они ровнее. В американской провинции бывает и хуже, в каждом штате свои дороги, они в разном состоянии.
— В Германии недофинансируется ремонт дорог. Шоссе приходят в упадок, разваливаются мосты, некоторые перекрыли, так как стало опасно пользоваться ими на транспорте – могут не выдержать веса. Правительство планирует ввести плату за проезд по автобану. У вас есть водительские права?
— Да. Без прав в Америке ты как без рук, вернее, ног. Без автомобиля никуда.

— Вам нравится техника?
— Я люблю языки. Подумывала учиться на германиста, но не понимала, к чему бы потом приложить эти знания, кем работать.
— Переводчиком.
— На днях познакомилась с одним американцем, зарабатывающим переводами с русского, он рассказал, что переводчиками с русского, как правило, работают русскоязычные иммигранты. Сами американцы мало учат иностранные языки, им нет необходимости, весь мир говорит по-английски. Америка самодостаточна, и выезжать из нее куда бы то ни было – далеко.

— Почему вы выбрали экологический инжиниринг?
— Я совершенно не представляла, чему бы учиться, а меня заверяли, что это – перспективная область.
— Вы довольны?
— Вполне.

Около Лейпцига рядом с автобаном крутятся ветрогенераторы.
Я: Как вы считаете – они оправдывают себя?
— Нет. Они часто простаивают. На субсидирование их производства и эксплуатации в Германии тратятся огромные средства. Как и на солнечные панели.
— Разве у этих технологий нет потенциала?
— Безусловно, есть, но они должны стать более эффективными. Самая актуальная задача – разработка аккумуляторов, с помощью которых можно будет хранить излишки вырабатываемой энергии. Это – главный вопрос будущего энергетики.
Замолчав, Юль засыпает, ее голова откидывается на подголовник.
Проснувшись, испуганно: О! Совсем заснула – долго проспала?
— Минут десять-пятнадцать. Немного пропустили – всего лишь один ветропарк. Но между Мюнхеном и Берлином есть другие достопримечательности, которые стоит увидеть (мы мимо них уже проехали): Регенсбург, восточнее – Пассау, ближе к Мюнхену – Вассербург. В Байройте проводится всемирно известный Фестиваль музыки Рихарда Вагнера.
— А дворцы?
— Людвига Второго?
— Ной…
— Нойшванштайн. Помимо этого, он построил дворцы Херренкимзе и Линдерхоф. Его дед, Людвиг Первый, был любителем архитектуры. Мюнхенская Людвигштрассе, Резиденция, Фельдхеррнхалле, Баварская государственная библиотека, здание университета были воздвигнуты при нем. Кёнигсплац, Государственные собрания античного искусства, Глиптотека…
Из Мюнхена в Флоренцию, впрочем, ехать столько же, что и в Берлин. В Италии находятся образцы тех построек, которым подражали зодчие Людвига Первого.
— Хотелось бы съездить тоже, как-нибудь.
— А по Баварии поездить успели?
— В Альпы, с прогулкой по Миттенвальду.
— В Миттенвальде издавна делают скрипки.
— Да. Мы прошли мимо музея, но не зашли.
— Лейпциг славится книжной ярмаркой. Скоро мы пересечем красивейшую реку Эльбу. А там и Дессай с Баухаусом. По пути из Мюнхена в Берлин проезжаешь пять федеральных земель – Баварию, Тюрингию, Саксонию, Бранденбург, Берлин.
— Юг Германии, я слышала, богат?
— Да, и он кормит не только сам себя, но и бедный север. Эта система называется финансовым выравниванием между землями. По сути, Бавария, Баден-Вюртемберг и Гессен финансируют всю федерацию. Вы впервые – в Берлин?
— Впервые.
— Чем дальше на север, тем больше таких – показываю на сосны – деревьев, как называются по-английски, не помню.
— В нашу бакалаврскую программу входил курс дендрологии. Нас учили определять деревья по силуэту, коре, листьям. Я отлично владела, теперь все забыла. Жаль.

Ѻ

В Берлин мы заезжаем со стороны Шарлоттенбурга.
— Обратите внимание – слева здания Берлинского технического университета.
— А-а-а!..
— Где вы хотите выйти?
— Высадите нас около какого-нибудь МакДоналдса, у них есть вайфай. Да вот, слева – Бургер Кинг. Мы попробуем тут.
— Вас подождать?
— Спасибо. Не нужно.
— Рядом – станция «Тиргартен». На ней можете сесть на электричку.
— Окей.

<< Попутчики < Попутчики | Попутчики >