Берлин–Мюнхен. Переводчик

Катарина Венцль

Утром, я еще сплю, раздается звонок. На дисплее телефона высвечивается номер звонящего. Код – 0043. Не Франция ли?

Женский голос: Меня зовут Лайла. Я забронировала место до Ингольштадта – хорошо?

Я, просыпаясь: Да-да.

Стоянка «Кёшингер форст»

Угу.

Где машина?

На Г*штрассе. Перед домом номер сто двадцать. Красная «Ауди». Номерной знак кончается на четверку.

В одиннадцать?

В десять.

Может, в десять тридцать? Мне с утра на медицинское обследование. По работе. Сколько продлится, не известно.

Не успеешь, позвонишь.

Ѻ

В десять пятнадцать звонок Лайлы: Я уже у машины.

Сейчас выйдем. Чищу зубы.

Не торопитесь.

Да.

C другом выносим на улицу багаж. Около машины стоит молодая женщина мягкой внешности, искрящаяся бодростью.

Я: Медицинские обследования проводят разные министерства.

Министерство иностранных дел! Служба переводов.

Ты переводчик?

Да!

C какого языка переводишь?

С английского, французского, русского.

Значит, коллеги. Я двенадцать лет проработала в МИДе, в той самой службе, с русским языком.

В Берлине?

В Берлине и за рубежом – в Петербурге, Москве, Минске. Москву тебе не предложили?

Предложили. Намекнули.

Далее разговор идет о конкурсе отбора, условиях работы, кратковременных и длительных командировках, постановке на учет и снятии с него автомобиля, жизни на посольской территории.

Ты из Ингольштадта?

Рядом. Родители живут в долине Альтмюльталь (прим.: долина реки Альтмюль), в деревне, состоящей из двух домов, один из которых необитаем.

Романтично!

Однако! Альтмюль – самая медленная река Германии, долина неземной красоты! Природа чудесная!

Родители – коренные жители?

Нет. Первая в долине осела бабушка по отцу из Гессена, учительница английского языка. Постепенно подтягивались родственники, отец из Кёльна, мать из Гармиш-Партенкирхена.

Из Кёльна и Гармиша к самой медленной реке Германии? Хм…

Это – целая история… У отца была подружка, которая хотела от него детей, но у них не сложилось. Отец сделал вывод, что не в состоянии зачать детей, раздал все имущество, в том числе любимый альбом по искусству, и умотал в индийский монастырь. На обратном пути в автобусе познакомился с девушкой, учившейся в Турции, с кем-то помолвленной… По возвращении в Германию отец растался с подружкой. Из Кёльна на машине ездил к новой возлюбленной в Турцию. Выезжал в одиннадцать утра, приезжал в пять утра, спал по два часа на стоянках.

Как дальнобойщик.

Они и подался в дальнобойщики.

А был по профессии..?

Книготорговцем. Но он считал эту профессию унылой.

Куда делся жених матери?

В отставку! Мать родила отцу пятерых детей, предпоследняя из которых – я.

Неспособный к зачатию…

Ага!.з!

Твои братья-сестры остались в деревне?

Нет. Один из братьев учится на архитектора, другой на физиотерапевта, сестра на консультанта по питанию, она – вегетарианка с двенадцатилетним стажем.

А бабушка?

Бабушка, выйдя на пенсию, переехала жить в Англию, Корнуолл – не желала сидеть в деревне с пятью внуками. В Англии подружилась с руководителем хора. Тот нашел ее через приятелей – понадобился носитель немецкого языка, который мог оценить произношение девушки, претендентки петь в его хоре. Они репетировали пьесу Баха. Он моложе бабушки лет на шестнадцать – ей девяносто, ему семьдесят четыре…

Дом родителей — крестьянский?

Да это бывший крестьянский двор.

На матери – хозяйство? Крестьянское? Она землю пашет?

Нет. Дом огромен, но земли нет. Мать открыла курсы немецкого языка для турчанок: «Мама учит немецкий». К ней приходят с детьми, а с ними у нее занимаются воспитатели.

Мать, то есть, немка?

Да. Но она похожа на турчанку и одевается как турчанка. В длинной юбке, владеющая турецким, она вызывает доверие. Хотя… иногда к ней наведываются свекрови, проверяют, куда это ходят невестки, не водятся ли на курсах мужчины.

Невестки не из местных?

Турецкие женихи привозят невест из Турции – «неиспорченных». Иные родители подбирают сыну невесту, в частности, если парень в Германии «загулял». Такую жену подавляют и муж и свекровь со свекром. Нередко мужья бьют жен – мать о таких случаях наслышана, но вмешиваться не вправе.

Сейчас на курсы зачисляются и беженки, например, из Сирии. В Ингольштадте беженцев много. Сама я тоже преподаю немецкий, туркам.

Как тебе преподавание?

С турками – туговато. Они и по-турецки писать не умеют, безграмотны. Но я зарабатываю и в средней школе, репетиторством, готовлю школьников девятилетки и десятилетки к выпускным экзаменам. Готовить их к выпускным экзаменам девятилетки довольно удобно. Нехлопотно, не то, что в гимназии. В гимназии требуется более продвинутый уровень знаний, не только от учеников, но и от репетитора. Кроме того, я по гимназии официально не компетентна, это просто школа разрешила мне преподавать. Она частная, и они закрывают глаза на мою недостаточную квалификацию.

Еще мать преподает на курсах немецкого языка по линии «Каритас» (прим.: благотворительная организация католической церкви) – ей, доброй, отзывчивой, на обучение направляют самых безнадежных. Им нужны буквально азы, а это – колоссальные вложения энергии… и пустяковые деньги.

А участников сколько?

На занятиях то девять человек, то тридцать шесть. Мало кто учится регулярно. На первом занятии учебники не раздают, а то те, кто второй раз не придут, книги не вернут.

С чего начинаются занятия?

На первом занятии их учат произносить свои имя, фамилию и адрес проживания. Некоторые зрительно запоминают, как дойти, но собственный адрес не знают.

Мать – кормилица семьи. Помимо курсов она нанялась редактором местной газеты. Уделяла бы больше времени этой работе, но из-за курсов у нее не получается.

Эмансипирована…

Да. В свои пятьдесят пять лет она научилась пользоваться имейлом. С препятствиями одно включение ноутбука, поиски пароля, загрузка – серьезное дело. До сих пор ей с компьютером помогала я, но что будет, когда я уеду в Москву?

Разберется.

Надо развивать ее интерес к компьютеру.

Постепенно, педагогично…

Да, отталкиваясь от поваренных рецептов. Отец, впрочем, долго сопротивлялся против Интернета в доме.

Как отец переносит жизнь дальнобойщика?

Тяжело. У него случились инсульт и приступ сердца. Я тогда училась в Инсбруксом университете. Все бросила, примчалась. Была отчислена, а собиралась писать бакалаврскую работу по русскому языку. Учебу по английскому и французскому к тому моменту окончила. По русскому не доучилась.

Решила уже осесть в деревне, посвятить себя домашнему хозяйству, саду-огороду, вязать шарфы и свитера, стряпать еду… потом передумала – дом не мой, а родительский, все равно не я буду распоряжаться, что и как. Окрестности живописные, но мне охота уехать, а за родителями могут присматривать братья и сестры, которые живут ближе. К тому же отцу теперь лучше, на весну он планирует поездку в Англию.

Сама к бабушке съездила?

Естественно съездила! И к бабушке, и по школьному обмену. Я хотела бы пожить в Англии, поработать. Или в какой-нибудь другой из западноевропейских стран. И в какой-нибудь африканской стране, и в Москве.

В Москве была?

Была. Посещала курсы русского языка при МГУ. Москва балдежная – познакомилась с кучей людей. В общежитии одна жила в комнате, а в соседней – трое русских девушек, мы делили с ними одну ванную. Как они успевали по утрам прибирать волосы, накладывать макияж, одеваться? Они цокали в университет наштукатуренные-выряженные, а я шлепала туда в обычных джинсах. Студентка-соседка мне: «Я в джинсах хожу лишь дома, и то, когда болею». Я, в ответ: «А я – всегда!»

Среди моих московских друзей был полугрек, отец у него грек, мать русская. Отец–бизнесмен отправил нерадивого сына в Высшую школу экономики, чтобы пришел в себя, а затем и влился в бизнес. Сын учился без энтузиазма, в том числе потому, что в школу предполагалось являться в костюме. В Греции привык одеваться в шорты, в них сбегать на пляж, с пляжа в университет и обратно на пляж.

Три недели я провела в Петрозаводске, в гостевой семье, что было очень эффективно для изучения языка. Меня брали с собой на дачу ловить рыбу, купаться в ледяном озере. Я растапливала баню, а русские удивлялись, что немка умеет.

Это – вправду редкость!

У родителей нет центрального отопления, они топят печку дровами. У них в доме холодно, особенно по утрам, когда он ночь простоял без отопления.

Почему ты выбрала Петрозаводск?

В Петрозаводске дешевле, чем в Москве. Все деньги с моей первой работы на «Ауди» ушли на Москву.

Русский Север тебе понравился?

Понравилась карельская природа, но люди в Петрозаводске угрюмые, неприветливые. Озабоченные, озлобленные.

От чего?

От бедности.

Ты работала на «Ауди»?

Да, трижды подрабатывала на ней. На каникулах.

Это выгодно?

О да! Основная зарплата – две тысячи евро, плюс надбавка за вечернюю или ночную смену. Две восемьсот за месяц для студента баснословные деньги. Зато восемь часов тупейшего труда – заправляешь в станок какие-нибудь стальные листы для сварки. Переставляешь направо-налево картонные коробки. Восемь часов подряд одно и то же!

Я стала заучивать стихи, чтобы в течение дня было что вспоминать. Музыку на работе по соображениям безопасности слушать нельзя. Но при этом пили пиво. – Пиво?

Да.

Его пьют тайно?

Нет. Оно продается в автоматах прямо на фирме. Его пьют вместе, угощают. Кое-кто по восемь бутылок в день, десятилетиями…

А домой ездят на машине?

На велосипеде.

Но пить на производстве ведь опасно?

Опасно. На складе это чревато травмами, штабелеукладчики передвигаются бешено, подцепят или собьют…

Один раз на «Ауди» было шикарно. Меня поставили на выходном контроле качества. Я проверяла, на месте ли все детали, цвет ли тот и так далее.

Ты знаешь все детали?

Нет. Некоторые детали не имела понятия где устанавливаются, но коллеги показали.

До этого я работала в цеху, где детали надо было подавать машине. Мне объяснили, в каком темпе подавать – у машины свой ритм. Опаздывать нельзя, но ее и не поторопишь. Даже если ты можешь ускорить темп, ты вынужден дожидаться завершения ее операций. На такой работе сходишь с ума.

Отношения с коллегами у тебя были нормальные?

В целом, да. Только я без конца слушала дурацкие мужские шуточки. Они все – отпетые мачо! На производстве работают плебеи… и невежды – они ни за что не признают владельцев автомобилей иных марок. В кризис автопрома на лобовое стекло какого-нибудь, допустим, «Пежо», налепят наклейку с надписью: «в этом месте могла бы стоять немецкая машина». Владельца машины спросят и без обиняков: «Почему Вы ездите на «Пежо»?!» А если он скажет «Потому что «Ауди» позволить себе не могу», его наставят «Купили бы «Фольксваген»!»

Но наряду с рабочими берут студентов?

«Ауди» нанимает студентов по необходимости, когда штатные сотрудники уходят в отпуск или когда растут объемы производства.

На производстве высокая степень механизации? Я участвовала в экскурсии по заводу «БМВ» в Мюнхене – кругом одни роботы! Людей было по пальцам перечесть.

Лайла смеется: По вечерам машины нужно чистить специальным спреем, и хотя я знала, что предпринимаются меры предосторожности и техника безопасности превосходно налажена, но мне было жутковато – а вдруг машины запустятся? Дадут по физиономии, скрутят, сплющат и сварят?

Опыт работы на заводе, безусловно, был полезен, но я не жалею, что он уже не повторится.

Ѻ

Отец дальнобойщиком ездил в Турцию?

В Турцию и дальше – аж на Ближний Восток. Не имея прав на управление грузовиком… Командовал флотилией грузовиков в Афганистане.

На Ближнем Востоке к нему приставали мужчины: «Привези каталоги «Отто» (прим.: посылочная торговая фирма)

Зачем?

В этих каталогах – фотографии девушек в купальниках. Его неоднократно подбивали промышлять контрабандой, но он отважился на такое всего один раз.

Что он вез?

Негра.

Негра?

Да.

В Германию?

Да.

Аз Африки?

Негр был из Африки, но отец вез его не оттуда. Как-то он по пути в Сирии ехал горами, а на обочине стоял чернокожий подросток в коротких штанах, с картонным школьным портфелем в руках, голосовал.

Отец остановился: «Куда тебе?» Подросток: «В Иран» – «Зачем?» – «К Аятолле Хомейни». – «Для чего?» – «Хочу в Америку. Аятолла Хомейни помогает благоверным мусульманам. Он даст мне дене на дорогу в Америку». – «Кто тебе такое обещал?» – «В школе говорили». – «А где твоя школа находится?» – «В Судане». – «В Америку через Иран? Это, – рассудил отец, – плохая идея, поезжай лучше со мной». – «Куда?» – «В Германию».

Взял отец негра с собой, довез до Австрии, разместил в общежитии, через неделю забрал его на своей легковушке. Погрузил его в багажник, сверху кофе на негрин вес. Собака-ищейка на границе гавкала на багажник, пограничники попросили открыть его, отец наврал, что ключ забыл в Германии. Навлек их внимание на кофе, но багажник не открыл. Его пропустили.

Вскоре после этого отец отбыл в очередное путешествие, двадцатипятилетняя мать, беременная мной, таскалась по ведомственным кабинетам с шестнадцатилетним негром, чиновникам рассказывала, что он приблудился к нам сам. Что они подумали?..

Негра устроили в школу, давали с собой еду, пресловутые бананы и прочее, но он хотел денег – предпочитал питаться в МакДональдсе.о. Надел рваную одежду, поперся в «Каритас», потребовал выручить его из бедственного положения. Сотрудники «Каритас» связались с родителями, узнали, что он живет у них на всем готовом, сделали ему внушение и отпустили не солоно хлебавши.

Бесславный конец маленькой аферы?

Да. Но позже ему удалась афера крупная. Он очаровал высокопоставленного канадского военного, выходца из Африки, и этот военный поселил его в Канаде, выдав за родственника. Когда обман раскрылся, у него начались страшные неприятности. Лет через десять после отъезда в Канаду наш негр объявился у родителей. Прислал письмо с фотографиями: в Канаде женился.

На кого учился? Кем зарабатывает?

Не писал.

А ты где ходила в школу?

До гимназии из деревни далеко было и родители отдали меня в реальную школу. Я годами обвиняла их в этом. Младшую сестру, наоборот, определили в гимназию, но ей она была не по душе, она из гимназии перевелась в реальную школу.

…В реальной школе дети друг у друга выясняли, кто откуда, из какой деревни, и какая машина у отца. В той деревне, где эта школа, двести жителей, все знакомы между собой, неприятие чужаков полное.

После реальной школы я в Мюнхене прошла год подготовки к гимназии. Аттестат зрелости получила в Дрездене. В Инсбруке училась в университете.

Языкам?

Да, английскому, французскому, русскому. И курдскому.

Курдскому?

Да. Но преподаватель был не профессиональным педагогом, а врач по професси. Кроме курдского был арабский. Его преподавал строгий, въедливый иранец. На каждом занятии он проверял домашние задания. Первому студенту: «Хорошо», второму: «Хорошо», третьему: «Хорошо», четвертому: «Неправильно! Ну зачем же вы так?! Правильно ТАК: …» Чтобы ничего не путать, мы писали произношение под словами латинскими буквами. Считали фразы, кому по очереди выпадет какая… Все боялись его.

Турецкий ты тоже учила?

А как же!

Он сложен?

И да и нет. Нужно привыкнуть к тому, что предложения в турецком языке строится аффиксами.

Например?

Фраза «Я вчера был дома» строится так: «Дом-я-был-вчера» дюн эвдейдим.

Какие твои любимые турецкие слова?

Сюмюклю бёчек!

Что это?

Улитка (прим.: по словарям – слизняк). Ассансёр – лифт. Шоффёр – водитель...

Забавно.

Да. – Лайла улыбается.

Устному переводу в Инсбруке как учили?

О, этот предмет был увлекательным! Нам задавали готовить речи на разные темы и переводить друг друга. Один мой однокурсник выступил с торжественной свадебной речью, а я пропустила имя невесты и при переводе все называла ее «прекрасная невеста». Каждый раз, когда я обращалась к ней «прекрасная невеста», все хохотали.

Ты рада предстоящей работе в МИДе?

Да. Но я постараюсь из службы переводов перейти в политический отдел. Я наведу справки, какие есть возможности сменить должность. Но для начала можно поработать и в службе переводов.

Ты предприимчива…

Это еще ничего. Моей подруге взбрело в голову разминировать бомбы в кризисных регионах, Афганистане. Специально обучалась саперному делу, но в кризисный регион не попала. Работает на стройках в Баварии, где наталкиваются на бомбы времен Второй мировой.

В Берлине у тебя есть жилье?

Нет, буду искать.

Ночевала в гостинице?

У тети в Далеме. Неблизко от центра, но красиво.

Свежий воздух, глубкоий сон?

Свежий воздух, да, но сна никакого. У тети две кошки, которых она обожествляет. Кошки по ночам гуляют, в дом забираются через лаз в терассной двери. Я спала в гостиной, и вот среди ночи, часа в три, проснулась. Кошка на ковре перед моим диваном съедала пойманную мышь. Мне стало плохо, и до утра я больше не заснула. Встала в пять, чтобы в семь быть в министерстве. К моему приходу собралось уже человек пять, но как-то они в два счета рассосались, и на нашу с тобой встречу я спокойно успела.

Ѻ

На стоянке «Кёшингер форст» я выпускаю Лайлу из машины.

Счастливо добраться! прощается она.

А тебе – приступить к работе!

Доела орехи и кинула упавку в мусорный бак. На баке надпись: PUT IN TRAVEL WASTE ONLY.

.

<< Попутчики   < Попутчики   |   Попутчики >